Белорусы-самоходы

БЕЛОРУСЫ-САМОХОДЫ

В начале XX века в результате и в ходе экономических реформ многие крестьяне, жившие на западе Российской Империи, двинулись на восток – на Урал и в Сибирь осваивать новые земли. Согласно реформе, там им давали землю, деньги на корову и лошадь, предоставляли некоторые льготы на налоги. Они шли большими семьями пешком, ехали на лошадях, вывозя с собой свой скарб.

Территория современного Таборинского, Тавдинского и частично других районов нынешней Свердловской области в основном заселялась переселенцами в период с 1910 по 1924 гг. Встречаются места компактного проживания «самоходов» в Алапаевском, Режевском, Байкаловскомй, Ирбитском районах Свердловской области.

С начала ХХ века национальный состав населения районов бассейна р. Тавда усложняется. По воспоминаниям информаторов, белорусы переселялись из Смоленской, Виленской, Гродненской, Могилевской губерний Российской империи, однако все информанты родились уже на Урале. Только белорусы называют себя самоходами, с указанного времени и до сих пор они составляют большую часть населения района. Села и деревни белорусов-самоходов располагаются вдоль и в стороне от самой большой реки северо-восточного региона Среднего Урала – Тавды, в глухих лесах на малых речках и озёрах. Основной вид хозяйственной деятельности самоходов – земледелие.

До настоящего времени лишь в речи пожилых сохранились фонетические особенности белорусского языка. Чем старше информант, тем больше и чаще в его речи проявляются такие черты, как: замена в и л на ў в определенных позициях, е на я, произношение очень открытого звука а, произнесение твердой согласной р в словах русского языка перед я – «трапка», «обрад».

У большинства самоходов можно отметить параллельное бытование двух традиций. В соответствии с одной из них, дохристианской, закликали птиц, пели веснянки, водили хороводы, символизировавшие пробуждение природы. В соответствии с христианской традицией, самоходы пели и песни духовного содержания.

У самоходов устойчиво сохраняются сроки проведения крестьянских обрядов и праздников, которые направлены на повышение плодородия земли, урожая, взаимообмен энергией человека и Природы. Зафиксировано бытование в недавном прошлом весенне-летнего цикла обрядов – Масленицы с «гукальными песнями», Пасхи, Юрья и Купалы. Это обусловлено тем, что основной вид их деятельности – земледелие, а время проведения обрядов и символически, и прагматически определялось сельскохозяйственными работами. Природно-климатические условия в отдельных случаях изменили дату проведения некоторых обрядов, но в основном календарный фольклор, связанный с древней аграрной магией, у самоходов сохранился. Во второй половине ХХ века по старинным образцам проводились и семейные обряды – свадьба, проводы в армию.

В материальной культуре самоходов присутствуют как исконные ремесла и предметы, произведенные в домашнем хозяйстве, своим обликом и технологией повторяющие вещи из белорусского так и быта, так и вещи, созданные по образцам местного населения, явившиеся результатом адаптации с природно-географическим условиям сибирской тайги и земледельческим особенностям. Причём, если первые обнаруживаются среди женских рукоделий – вышивка крестом, плетёные скатерти, половики и коврики, то в мужском хозяйстве доминируют урало-сибирские виды занятий и предметные комплексы. Так, например, предметы для лесных промыслов мужчины изготавливают сами по образцам, заимствованным у коренного населения, таких как лузан (верхняя одежда охотника), крошни (рюкзак для переноски дичи), пайва (короб для сбора клюквы), долблёные лодки, берестяные туеса, котцы – древнее рыболовное устройство, применяемое до сего времени коренными народами Севера в летнее время, и т.п. Интересно, что тип коромысла, используемый самоходами, не встречается нигде на Урале и Сибири, кроме как в местах проживания выходцев с запада Российской империи. В промысловом календаре самоходов – охота на лося, соболя, тетерева, глухаря, рябчика. Рыболовный промысел широко распространён, он принят в каждом домохозяйстве.

Среди сельских жилищ поровну присутствуют как дома с урало-сибирским (крытая усадьба и печь устьем к двери), так и с западнорусским типом планировки («распахнутая» усадьба и печь устьем от двери или в центр избы). В одежде жителей самоходского происхождения уже не встречается домотканного текстиля, традиционных деталей и элементов одежды. Самотканный или вязанный текстиль присутствует в украшении интерьера – салфетки, вязанные скатерти, половики.

Вследствие того, что белорусские переселенцы с запада России изначально были обозначены как «русские», а также в результате коренного изменения природно-климатических условий существования материальной культуры, у самоходов не развилось стойкой этнокультурной идентичности. Ещё с довоенных времён у всех самоходов в паспортах значилось «русский», белорусская этническая идентичность как таковая не сохраняется, и обнаруживается лишь в пассивной памяти, в фольклоре, исполняемом по просьбам собирателей. По сути к концу XX века этот субэтнос растворился в русском населении Урала, статистически не фиксируется, организационно или административно не кодифицирован. Согласно переписи 2010 года в Свердловской области проживают всего 11670 белорусов, и 1773 в сельской местности. Идентифицировать у них самоходское происхождение не представляется возможным.

Отдельные исследования проводились и публиковались результаты в конце XX – начале XXI вв.:

Ворончихина О.Б. Цикл весенне-летних праздников белорусов-самоходов Таборинского района Свердловской области.// Традиционная культура Урала. Альманах. Выпуск IV. 2004.

Ворончихина О.Б. Празднование Троицы, Русалья и Купалы у самоходов Таборинского района Свердловской области.// Сборник статей Региональной научно-практической конференции «Национальные культуры Урала». 2005.

Аудио CD: Антология фольклора народов Урала// «Как на Йвана солнце грало», календарный фольклор «самоходов». Таборинский и Ирбитский районы Свердловской области. На белорусском языке. Составление, расшифровка текстов и вступительная статья Ольги Борисовны Ворончихиной. Экспедиционные записи 1989, 2001–2005 гг. Авторы записей: А. А. Бобрихин, О. Б. Ворончихина, В. Н. Теплов при участии Елисеевой А. Б., Поповой Л. В.

Бобрихин А.А., Ворончихина О.Б. Пост и пасхальные обряды самоходов Cвердловской области / Культура и быт белорусов в этнографических исследованиях и музейных коллекциях : мат. Международной науч. конф. ; 7–8 июня 2012 г., г. Минск / гл. ред.  А.И. Локотко ; Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы Нац. акад. наук Беларуси. – Минск : Право и экономика, 2012. – 263 с.  ISBN

Бобрихин А.А. Рыболовный промысел «самоходов» в структуре крестьянского календаря / Культура и быт белорусов в этнографических исследованиях и музейных коллекциях : мат. Международной науч. конф. ; 7–8 июня 2012 г., г. Минск / гл. ред.  А.И. Локотко ; Институт искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы Нац. акад. наук Беларуси. – Минск : Право и экономика, 2012. – 263 с.  ISBN

В Екатеринбурге действует общественная организация Белорусская национально-культурная автономия «Белорусы Урала» – «БЕЛУР» г. Екатеринбург.

А.А. Бобрихин, кандидат философских наук,

заведующий отделом наивного искусства МАУК «Екатеринбургский музей  изобразительных искусств», Екатеринбург